Публикации

27
сентября '10

ТЕХНОЛОГИЯ РАЗУМНОГО ПРОТЕКЦИОНИЗМА

iBusiness. Алексей Таболкин

Каждый раз, когда заходит разговор об отечественной микроэлектронике, вопрос необходимости господдержки для ее развития даже не оспаривается. Действительно – ни в одной стране мира, где сейчас существуют развитые микроэлектронные производства, они не развивались самостоятельно: тащить такой груз в одиночку просто нереально. Так что политика протекционизма в отношении собственных производителей микроэлектроники на своем собственном рынке – обычная практика как для развитых, так и для развивающихся стран.
По-другому никак не получается – не выгодно. Капитальные вложения и сроки возврата на инвестиции в микроэлектронике очень велики, а в соответствии с многократно упоминаемым всеми «Законом Мура» необходимость обновления оборудования появляется каждые полтора года. С учетом того, что один единственный станок может стоить несколько десятков миллионов долларов, самостоятельно – за счет исключительно собственных ресурсов и без какой-либо поддержки и стимулирования – с этим никакая компания просто не справится. Вот тут-то и подключаются механизмы той самой «господдержки». Вопрос только в создании стратегии развития и собственно в определении этих механизмов.
Господдержка может быть самой разной. Можно писать «программу развития» и бесконечно выделять средства из бюджета без какой-либо конкретики. Можно закрывать внутренний рынок от глобальных поставщиков. Можно «назначить» какую-то одну компанию «русским IBM или Intel» и сделать ее монополистом. А можно пойти по пути создания экономических условий, при которых отрасль будет развиваться сама. И это уже не является каким-то новым знанием: все эти меры давно реализованы и работают сейчас на наших конкурентов в Европе, Азии и Америке.
Вот лишь небольшой список из уже реализованных в разных странах механизмов поддержки национальных микроэлектронных производств. Освобождение от уплаты налогов (частично или всех, но на определенный срок), беспошлинный ввоз материалов и оборудования, льготные тарифы на электроэнергию, компенсация расходов на R&D, возмещение части затрат на проценты по инвестиционным кредитам, компенсация расходов на повышение квалификации сотрудников и т.п. Все это уже есть у них, но еще нету у нас.
В одном нам очень повезло: несмотря на крайне тяжелые для микроэлектроники условия, все-таки удалось сохранить научный потенциал и возможности разработки на высоком технологическом уровне. И в первую очередь в тех направлениях, в которых традиционно были и остаемся сильны: в оборонной и аэрокосмической промышленности, атомной энергетике. Если создать этим научным коллективам условия для развития, предоставить им современные «инструменты», то мы сегодня сможем удовлетворить любые требования наших заказчиков в соответствии с современными стандартами. Более того, мы можем и дальше развивать эти направления: у нас есть и новые решения, и перспективные разработки, и проекты для оборонно-промышленного комплекса и гражданской промышленности, которые могут стать «наследниками» прорывных технологий, созданных еще в советское время. Их нужно просто реализовать.
А вот с реализацией у нас, к сожалению, пока довольно туго. Наш производственно-технологический уровень очень сильно отстал от мирового. И это сказывается практически во всех сферах, в том числе и в ОПК. Так, на заседании комиссии по модернизации, которое состоялось буквально на днях, Дмитрий Медведев отметил, что при увеличении НИОКР на 36%, производство промышленной продукции выросло всего на 4%, а научно-технической на 17%. Да и само производство в основном – мелкосерийное, что никак не может удовлетворять интересам повышения обороноспособности и безопасности страны.
Вот именно здесь мы и видим ключевую точку для приложения усилий государства, включающие как меры господдержки, так и разумный протекционизм – в создании условий для повышения производства наукоемкой продукции, причем из компонентов российского же производства. При этом нужен не просто «госзаказ» на производство высокоинтеллектуальной продукции, но еще и комплекс механизмов стимулирования производства компонентной базы, закупки необходимого оборудования и материалов для выполнения этого заказа на территории страны. Тогда будет развиваться и отечественная микроэлектроника – за счет не «назначенного», а простимулированного спроса.
А уже после создания такой среды, необходимой для развития отрасли, потребность в изоляции России от мирового высокотехнологичного рынка пропадет сама собой. Даже наоборот: мы будем покупать технологии и оборудование, беспошлинно (надеюсь) ввозить их на территорию России, и уже здесь создавать производство новых продуктов на наших компонентах и материалах. Только так можно обеспечить условия для создания собственного производства интеллектуальной продукции, ускоренного развития и роста национального рынка микроэлектроники, развития технологий и даже формирования своих собственных технологий и отраслевых стандартов, которые будут перенимать другие страны.

Источник