Публикации

04
октября '10

Приключения электроники

"Итоги", №40. Елена Покатаева

Удивительная судьба у российской микроэлектроники: наша страна по-прежнему остается одним из крупнейших игроков на рынке высокотехнологичной продукции, но при этом считается, что электронной отрасли как таковой у нас нет. Для инновационно ориентированной экономики это нонсенс. Профессионалы считают, что нынешней России вполне по зубам сделать то, чего не смог Советский Союз, — создать конкурентоспособную электронику, которая будет востребована не только ВПК, но и мировым рынком. Но пути решения этой задачи, предлагаемые экспертами, различаются разительно. Даже если эти эксперты работают по соседству — в Зеленограде, как, например, руководитель бизнес-направления «Микроэлектронные решения» концерна «Ситроникс» и генеральный директор завода «Микрон» Геннадий Красников и генеральный директор завода «Ангстрем» Алексей Таболкин
С другой стороны
Алексей Таболкин: «Нет ничего страшного в том, что Россия продолжит ввозить из-за рубежа электронику массового спроса»
Алексей Михайлович, какие направления микроэлектроники могут «вытянуть» российских производителей?
— Сегодня производство микроэлектроники в РФ — далеко не передний край технологий. Найти свободную нишу и начать ее разрабатывать, конечно, можно. Именно так сейчас все и пытаются действовать. Но кто даст средства под разработку этой ниши? Опять государство? Мы плановую экономику уже проходили. Частный инвестор? С какой стати? В нишевых рынках тоже есть конкуренция, и отечественный производитель в нее зачастую вообще не вписывается из-за стоимости нашей продукции .
Нишу ГЛОНАСС-приемников ведь осваиваем?
— Да. И это пример того, что подход к стимулированию развития технологий у нас немного странный. Навигаторы ГЛОНАСС, в том числе их составные части, изготавливаются сегодня не в России, а там, где это делать дешевле, — в Юго-Восточной Азии. Но государство очень хочет, чтобы навигационный чип и приемник были сделаны в России. Зачем? В США, которые контролируют конкурирующую систему GPS, ни чипы, ни навигаторы не производятся. Американцев не беспокоит, есть какие-то «закладки» в китайских чипах или нет, ведь «рубильник» — управляющее ПО — находится в руках владельцев системы. С ГЛОНАСС надо поступить так же: пусть чипы и навигаторы делают китайцы — они уже на GPS-приемниках натренировались.
Мы и так всю бытовую электронику отдали китайцам...
— Да, во время перестроечного коллапса отечественной электроники китайские производители плотно сели на этот рынок, и отбить его, видимо, уже не удастся. Даже несмотря на то, что основная масса электронной продукции использует недорогие технологии (с топологией от 0,35 до 1 микрона), и мы вполне можем производить и продавать сборщикам любые чипы для нее.
Что мешает?
— У китайских предприятий дешевле ресурсы (энергия, зарплаты и пр.) и соответственно ниже себестоимость продукции. К тому же китайское правительство предоставляет льготы на импорт материалов, кредиты, налоги. Так дело поставлено и на Тайване. Микроэлектронные фабрики там могут быть на пять лет освобождены от уплаты местных налогов и налогов на импорт оборудования и материалов. В США таким производствам дают льготный тариф (до 40 процентов от рыночной стоимости) на оплату электроэнергии и газа. В Германии снижен налог на прибыль, есть государственный грант, компенсирующий 60 процентов затрат на научные исследования.
У нас же ситуация с точностью до наоборот. Скажем, есть ориентированная на массовый рынок конкурентоспособная продукция, которую мы поставляем за рубеж, например, схемы управления электропитанием, схемы управления защитой литий-ионных батарей, используемых в мобильных устройствах, схемы управления светодиодами и др. Наши микросхемы попадают примерно в каждый шестой сотовый телефон. Но мы очень зависим от мировых цен на материалы и стоимости их ввоза в Россию — стоимость материалов после покупки и прохождения таможни может увеличиться на 30—50 процентов, а отдельного оборудования — даже в разы. Прежде всего необходимо создать «среду обитания», пригодную для развития микроэлектроники.
У концерна «Ситроникс» и госкорпорации «Роснанотех» есть конкретные предложения по поддержке государством перспективных рынков для сбыта массовой отечественной микроэлектроники. Как вы думаете, они сработают?
— Там речь идет в основном о выделении бюджетных средств на разработки и закупку электронных компонентов преимущественно одного типа (RFID) у одного производителя. Да, искусственно создав внутренний рынок, мы можем рассчитывать в дальнейшем занять определенную нишу в общемировом хозяйстве. А за метками пойдут считыватели и софт, созданные российскими разработчиками. Но вот внутренней конкуренции — обязательного условия для развития рынка — в этих предложениях нет. А значит, есть опасность монопольного положения для одного игрока, как это уже произошло с рынком ГЛОНАСС, где регулятор рынка входит в тот же концерн, где находится разработчик — производитель. Монополизация рынка микроэлектроники в совокупности с возможностью устанавливать цены не может дать гарантий качества поставок и резко сужает возможности производства. Деньги-то будут выделены, но отрасль от этого не поднимется, а начнет, наоборот, стагнировать.
К тому же в России есть уже сложившиеся центры компетенции по различным направлениям микроэлектроники: «Ангстрем» — это микропроцессоры, силовая и экстремальная электроника, другие компании специализируются на RFID, памяти, СВЧ-технике. Смысл дальнейшего развития отрасли — в совершенствовании предприятиями своих компетенций.
Как же правильно подойти к решению задачи импортозамещения?
— Замещение — вообще тупиковая ветвь развития. Поскольку для полного импортозамещения не хватит никаких ресурсов, никто в мире к этому не стремится, все основано на мировом разделении труда. Стратегические направления электроники — для ВПК, криптографии, аэрокосмической отрасли, — конечно, нужно иметь в своей стране, чтобы не попасть в зависимость от Запада.
А массовое производство?
— Нет никакого смысла создавать мощности для массового производства потребительской электроники и электронных компонент с низкой интеллектуальной составляющей, поскольку слишком велико технологическое отставание от мировых лидеров — США, Японии, Азии. Нет ничего страшного в том, что Россия продолжит ввозить из-за рубежа электронику массового спроса — бытовую технику, телевизоры, сотовые телефоны, ГЛОНАСС-навигаторы, банковские и торговые карты и другие «колониальные» товары (или производить за рубежом для внутреннего потребления, но по российским разработкам), — именно так поступают сегодня все страны.
На чем же сконцентрировать внимание нам самим?
— У нас в микроэлектронике уникальная ситуация: при общей деградации отрасли наш научный потенциал соответствует мировыми требованиям. Наши разработчики могут удовлетворить любые требования заказчиков на самом современном технологическом уровне. А на деле как получается? Лицензия на какой-нибудь IP-блок для процессора стоит больше 100 тысяч евро, и мы вынуждены ее покупать потому, что у нас нет альтернатив. Но если составить список того, чего у нас нет, выяснится, что все это российские разработчики могут создать. Вот их-то и нужно стимулировать и поддерживать, создавая необходимые для работы условия: оборудованные помещения, лицензионный софт, патентную защиту, связь с производством. Тогда они смогут не просто создавать интеллектуальную собственность, но и выгодно ее продавать, обеспечивая себя средствами, а нас — высокоинтеллектуальным продуктом, необходимым для производства. При наличии хорошей дизайнерской базы мы сможем работать на заказ по принципу «разработка в России, производство в ЮВА», создавать и продавать конкурентоспособные продукты.
До собственного производства когда-нибудь дойдем?
— Собственное производство высокоинтеллектуальной продукции с высокой добавленной стоимостью у нас уже есть. И как раз оно нуждается в господдержке. Мы ждем от государства стимулирования потребления таких готовых изделий, в том числе с помощью госзаказа. Тогда через использование в этих изделиях российских компонентов можно будет расширить номенклатуру и объем микросхем, разрабатываемых и производимых у нас. Это потянет за собой и производство специальных материалов. Вот единственный, по сути, способ раскрутить тот маховик, который в итоге поднимет всю отрасль.

Источник